Главная » Экономика » Как падение гривны изменило жизнь украинцев

Новость опубликована: 10.11.2015

Как падение гривны изменило жизнь украинцев

Рекордный за все время независимости обвал гривны существенно повлиял на жизнь украинцев.

Об этом Корреспондент побеседовал с представителями различных профессий, экономистами и психологами, пишет Богдан Красавцев в №44 издания от 6 ноября 2015 года.

Молодая школьная учительница Татьяна Якимчук перестала откладывать деньги на будущее. Если раньше ей это хоть понемногу, но удавалось, то теперь её зарплата, усохшая с $ 250 до $ 80, не позволяет этого сделать.

Якимчук рассказывает, что кризис вынудил её экономить на всём — в первую очередь на еде. Она постоянно следит за акциями в супермаркетах – говорит, что порой скупается в трёх различных магазинах, и это существенно экономит её бюджет.

Самое большое за всю историю независимой Украины обесценивание национальной валюты — в три раза — не могло не отразиться на кошельке рядового гражданина. Люди стали значительно меньше тратить на отдых и развлечения, а отдых за рубежом стал роскошью.

Многие водители перешли с бензина на газ или покупают новые машины уже с комплектацией под газовое топливо. Иные вовсе продают автомобиль — в ущерб комфорту, но ради выгоды: сегодня ежедневные поездки на автобусах и метро вчетверо дешевле передвижения на собственных колёсах.

Пытаясь спасти свои сбережения, украинцы переводят их в валюту, однако есть и те, кто вкладывает стремительно обесценивающиеся гривни в новое дело. Многих людей кризис заставил сменить профессию на более доходную и обучиться чему-то новому

Пытаясь спасти свои сбережения, украинцы по старой народной традиции переводят их в валюту, однако есть и те, кто вкладывает стремительно обесценивающиеся гривни в новое дело. Многих людей кризис заставил сменить профессию на более доходную и обучиться чему-то новому.

Например, по наблюдению Сергея Фёдорова, владельца небольшой аудиторской компании, вопреки экономическому спаду в стране начал оживать мелкий бизнес – открылись фирмы, которые предлагают трудоустройство или обучение за границей.

Сегодня украинцы стали меньше покупать импортные товары и переходят на отечественные — в этом видит еще один плюс ситуации экономист Алексей Плотников, народный депутат от Партии регионов Vи VIсозывов.

Однако эксперт считает, что на обещанное премьером Арсением Яценюком увеличение в 2016 году ВВП страны на 2% вряд ли стоит надеяться.

На пути к увеличению качества жизни проблемой остаются замороженные зарплаты граждан и непроиндексированные пенсии, поэтому даже если украинская экономика и покажет рост в следующем году, мы его не почувствуем

Алексей Плотников, экономист 

«На пути к увеличению качества жизни проблемой остаются замороженные зарплаты граждан и непроиндексированные пенсии, поэтому даже если украинская экономика и покажет рост в следующем году, мы его не почувствуем», — уверен Плотников.

Несладкая жизнь

Олег Корниец, продавец гипермаркета Ашан, никогда не забудет панику 26 февраля 2015 года, когда НБУ поднял курс национальный валюты по отношению к доллару с 15 грн сразу до 30 грн, а на чёрном рынке зелёный продавали по 40-42 грн.

В супермаркетах и на рынках Украины тогда разгорелся невиданный ажиотаж — люди бросились затовариваться по старым ценам впрок. Корниец вспоминает, как за каждый товар разворачивалась настоящая битва. Крупы, подсолнечное масло и туалетную бумагу скупали буквально мешками.

Очереди в те дни выстраивались и в отделах электронной техники. Корниец рассказывает, что никогда ещё не видел, чтобы покупатели так сметали утюги, пароварки, фотоаппараты, телевизоры и стиральные машины.

«Во время смены я не раз слышал, как менеджер звонил на склад и просил, как можно быстрее привезти в магазин очередную партию техники», — говорит он.

Покупатели возмущались, когда у них на глазах персонал супермаркета менял старые ценники на новые, с более высокими суммами. Хотя курс менялся по 10-15 раз в день и менеджеры физически не успевали нарисовать новые цифры. Порой на кассе клиента ожидала совсем не та цена, которую он только что видел на прилавке.

«Не только у покупателей, но и у всей нашей команды уже сдавали нервы, — вспоминает продавец. — Кстати, многие ребята после этой смены слегли с температурой и головной болью и не вышли на работу в следующие дни».

Когда ценовая планка наконец выровнялась, достигнув пика, ажиотаж сошел на нет. И к началу осени продажи бытовой техники в количественном отношении упали на 36%, а сбыт новых автомобилей рухнул на все 60%.

К примеру, Руслан Негода, водитель службы доставки в одной из химчисток Броваров, распрощался с надеждой приобрести малолитражку в Украине и собирается ехать за ней в Евросоюз, где она обойдётся ему гораздо дешевле.

Негода уже начал копить евро и экономить на всем, на чём можно. После скачка цен на бензин он заправляется только по акции, покупает продукты, срок годности которых истекает завтра и они продаются с 50%-й скидкой, одежду приобретает в конце сезона, когда она значительно теряет в цене.

Фото Дмитрия Никонорова

Руслан Негода начал на всем экономить, планируя купить малолитражку в Европе 

 

Кроме того, Негода начал распродавать ненужные домашние вещи, вкрутил везде в доме энергосберегающие лампочки, стал выключать из розетки телевизор и бытовые приборы, а на ночь отключать газовый котёл.

Тем украинцам, которые арендуют жильё, пришлось и вовсе распрощаться с подорожавшими квартирами. Например, Якимчук сменила квартиру на комнату, когда ей повысили арендную плату на треть. Однако нынешняя жизнь в одной квартире с хозяйкой её не слишком огорчает.

«Она человек добродушный и жалеет вчерашнюю студентку», — объясняет Якимчук.

Это жильё обходится ей в 700 грн в месяц, на 300 грн дешевле, чем раньше.

Для неё и это деньги, поскольку жалованье учительницы младших классов столичной школы — около 2 тыс. грн. Это в лучшем случае, уточняет она.

«За плохое ведение журнала, к примеру, с учителя могут снять 100-200 грн», — рассказывает Якимчук.

Поэтому сейчас молодой педагог ищет дополнительный заработок — репетитором или официанткой – и подумывает о том, чтобы сменить профессию. Например, выучить английский и стать переводчиком.

«За перевод текстов платят хорошие деньги, при этом можно работать как в офисе, так и на дому, — рассуждает она. — Я уже взяла у знакомой специальную обучающую литературу и уверена, что уже через полгода смогу найти работу».

Разочаровалась в своем нынешнем поприще и Юлия Яцюк из села Тайница Киевской области. Она занималась изготовлением домашних тортов и караваев на заказ, но после удешевления национальной валюты число клиентов упало в разы. Изделия Яцюк из натуральных ингредиентов стали существенно дороже заводских с эмульгаторами. В результате кондитер свернула бизнес и переключилась на развитие домашнего хозяйства.

У Яцюк с мужем 15 свиней, две коровы и 30 кур. Разведение скота отнимает много сил, времени и денег, но другого варианта заработка в селе нет. В среднем за откормленную свинью местный завод предлагает 28 грн за 1 кг, а два года назад давали 18-19 грн, рассказывает хозяйка из Тайницы. 1 л молока она сдаёт по 2,8 грн, хотя еще в 2013-м он стоил 2,6 грн.

То есть хотя цены на мясо и молоко в магазине выросли на порядок, их закупочная стоимость изменилась минимально.

Тем не менее именно сферу торговли в бизнесе аудитор Фёдоров считает наиболее пострадавшей стороной. Количество его клиентов из этой отрасли упало примерно на треть.

Фёдоров — один из немногих владельцев бизнеса, кто несмотря на экономический спад каждый год пусть и ненамного, но повышает жалование своим сотрудникам.

Предприниматель отмечает, что доход его фирмы в гривне не упал, но и роста не показал, однако он предпочитает экономить на производственных расходах своей фирмы и офисных бонусах вроде воды в кулере, чем на жаловании персонала.

Хлеб с Маслоу

Обесценивание национальной валюты вызывает у людей, как правило, две реакции. Одни бегут покупать товары впрок, другие конвертируют их в более устойчивую валюту или драгоценные металлы, кладя их в банк или кубышку.

Когда у человека есть валюта или достойный заработок, он чувствует себя в безопасности, отмечает психолог Евгения Шевченко. Другое дело малоимущий класс — пенсионеры и бюджетники.

Они не видят другого выхода, кроме как затовариться продуктами питания, запасы которых дают им ощущение защищенности. Ведь еда, согласно психологу Абрахаму Маслоу, создателю знаменитой пирамиды, — это базовая человеческая ценность.

Вероятно, поэтому первое, на чём приходит в голову человеку экономить, — это еда. В расходах соотечественников она занимает более 50%, в отличие от европейцев, которые тратят на питание в три-пять раз меньшую долю бюджета.

Экономический кризис внёс свои коррективы в меню каждого украинца. Так, если раньше Якимчук покупала куриное филе хотя бы раз в неделю, то теперь балует себя мясом не чаще раза в месяц. Из привычного ранее рациона она убрала хлеб, кисломолочные продукты, экзотические фрукты и сладости.

Кроме того, стремление в стеснённых финансовых обстоятельствах ограничивать себя в еде — это ещё и национальная память народа, пережившего Голодомор, считает Плотников.

Тем не менее продукты питания — предмет первой необходимости, и экономить на них можно лишь до определенной степени. Планируя свои расходы на длительный период, люди прежде всего отказались от путешествий, бытовой техники, развлечений, покупки одежды и обуви, гласят данные летнего опроса TNS.

Согласно данным другого исследования — глобального потребительского доверия Nielsen, — у 23% украинцевне остается свободных средств после покупки товаров первой необходимости. Правда, в предыдущем квартале 2015 года так ответили 28% респондентов.

Кроме того, по сравнению с тем периодом больше украинцев планируют тратить деньгинановую одежду (32% против 24%),а также нана отпуск и праздники (28% против 23%).

Экономия не всегда спасение, настаивает Шевченко, ведь она подрывает психическое здоровье.

«Если мы вынуждены затянуть пояса потуже, то тут же начинаем с опаской смотреть в будущее, полагая, что завтрашний день не сулит ничего хорошего», — объясняет психолог.

 К тому же продовольственная паника выгодна властям, поскольку позволяет манипулировать массами, продолжает Шевченко, а это легче всего делать, когда человек пребывает в страхе.

Однако, с другой стороны, добавляет она, человек так устроен, что должен и принимать, и бросать вызовы. Кризис мотивирует его на поиски чего-то нового, что даст возможность разбогатеть.

«Далеко ходить не надо, яркий пример — бизнесмены из 1990-х годов, которые не растерялись и нашли своё дело и стали богатыми людьми», — приводит пример Шевченко.  

Что касается настоящего, то, по мнению Плотникова, Украине вряд ли стоит ожидать экономического роста в следующем году. Несмотря на оптимизм Кабмина, спад производства продолжается.

Пессимистично настроены и 96% респондентов вышеназванного исследования Nielsen, которые считают, что сегодня Украина находится в состоянии экономической рецессии. Хуже мнение о своей стране только у жителей Венесуэлы (98%). Для сравнения: в России этот показатель составляет 79%, в Греции — 89%, в Польше — 54%.

Эксперт: В конце этого года или в начале следующего Украина нащупает экономическое дно, после чего, возможно, начнётся небольшой рост

Экономист и политолог Андрей Новак настроен чуть оптимистичнее. В конце этого года или в начале следующего Украина нащупает экономическое дно, после чего, возможно, начнётся небольшой рост, прогнозирует он, но при условии, что власть будет выводить экономику из тени, а аграрный и, в частности, металлургический сектор покажут подъём.

«Но мне сложно сказать, насколько изменятся цены в ближайшее время – всё будет зависеть от курса доллара, к которому привязаны большинство наших товаров и услуг, — рассуждает Новак. — Как мы видим, кредиты МВФ гривню не спасают, но тут уже вопрос к Национальному банку и правительству, которые не до конца используют возможности от получения иностранной финансовой помощи».

Экономист называет также и факторы, оздоровляющие экономику страны. Так, украинские компании после закрытия российского рынка стали расширять географию экспорта, Украина начала заниматься энергосбережением и постепенно соскакивать с газовой и энергетической иглы России.

«Также государство начало очищение банковского сектора, правда, очень высокой ценой — вкладами наших граждан», — добавляет Новак.

***

Этот материал опубликован в №44 журнала Корреспондент от 6 ноября 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Источник: korrespondent.net

читайте также: