Главная » Политика » Обзор зарубежных СМИ: расизм в Украине и гуманитарные проблемы Донбасса

Новость опубликована: 05.01.2015

Обзор зарубежных СМИ: расизм в Украине и гуманитарные проблемы Донбасса

Украина остается в центре внимания иностранной прессы.

Гуманитарная катастрофа на Донбассе — Los Angeles Times

В середине декабря президент Обама подписал Закон о поддержке свободы в Украине, который разрешает не только расширить санкции против России, но и призывает Белый дом оказать Киеву поддержку в решении проблем украинцев, лишившихся жилья, а также сотрудничать с международными организациями в распределении гуманитарной помощи среди жителей Украины.

Восток Украины отчаянно нуждается в такой помощи. Большая часть инфраструктуры Донецка и Луганска — крупных городов Донбасса — была уничтожена, там постоянно случаются перебои с поставками угля и продуктов питания, а в ноябре Киев заморозил выплаты пенсий и других государственных пособий жителям этого региона.

AP

С приближением зимних холодов риск голода и смертей становится угрожающе реальным. Как сообщают ООН и организация Amnesty International, на восток Украины надвигается гуманитарный кризис.

К сожалению, недавние высказывания полковника Алексея Ноздрачева, руководителя проекта Гражданско-военного сотрудничества вооруженных сил Украины, стали чрезвычайно тревожным свидетельством истинного отношения Киева к нынешнему кризису. Там, где ООН видит надвигающийся гуманитарный кризис, Киев, вероятно, усматривает удобную возможность.

Стратегия Киева, как рассказал Ноздрачев в беседе с репортерами USA Today, заключается в том, чтобы продолжать отказывать удерживаемым ополченцами восточным районам в государственных услугах в надежде на то, что трудности и страдания местных жителей восстановят их против сепаратистов.

Согласно докладу Amnesty International, опубликованному 24 декабря, прокиевские «батальоны добровольцев все чаще блокируют маршруты подвоза гуманитарной помощи на восток Украины, что может лишь усугубить надвигающийся гуманитарный кризис».

Подобные действия достойны порицания. Киев и большинство стран мира справедливо считают жалких командиров ополчения, контролирующих Донбасс, властью, лишенной всякой легитимности.

Если какой-нибудь вооруженный преступник захватит офисное здание, полиция не станет блокировать поставки предметов первой необходимости заложникам в надежде на то, что они восстанут против преступника и вынудят его сдаться

Оказание помощи гражданскому населению, попавшему в ловушку между двумя воюющими сторонами, это не уступка и не попытка начать переговоры с террористами. Это необходимая мера, направленная на то, чтобы избежать бессмысленной гибели людей.

Украина не может позволить Донецку и Луганску превратиться в зону постоянного конфликта, подобную Приднестровью в Молдове и Абхазии с Южной Осетией в Грузии — в этих регионах до сих пор нарастает вражда, мешающая истинному национальному единству. Украина долгое время балансировала на грани экономического краха.

Ее восстановление — это чрезвычайно сложное предприятие, и реализовать его в отсутствие промышленных центров и природных ресурсов Донецка и Луганска практически невозможно. Единственный шанс Украины предотвратить экономическую катастрофу — это начать развиваться в качестве единой нации, а для этого Киеву необходима мощная поддержка со стороны жителей востока Украины.

Это представляет собой проблему, которую нельзя решить, просто вернув себе территории и установив там украинский флаг.

Кто настоящий враг интернет – свободы? — The Guardian

Недавние сообщения о том, что в Китае введены новые ограничения на Gmail, флагманский почтовый сервис Google, вряд ли кого-либо удивили. Хотя китайские пользователи не могут зайти на сайт Gmail уже в течение нескольких лет, у них все равно была возможность пользоваться большей частью его функционала благодаря таким сервисам, как Outlook и Apple Mail.

Однако теперь этот обходной путь тоже оказался заблокированным (хотя и временно — некоторые из ограничений мистическим образом уже сняты), а это значит, что решительно настроенным китайским пользователям придется прибегать к более продвинутым инструментам, чтобы обойти запреты. Те, кто не могут или не хотят совершать подобные сложные акробатические трюки, попросту перейдут на сервис одной из китайских компаний — то есть сделают именно то, чего добивается китайское правительство.

Такие краткосрочные и долгосрочные запреты на использование сервиса Gmail стали частью попыток Китая защитить свой технологический суверенитет, ограничив зависимость китайских граждан от американских коммуникационных сервисов.

И речь идет не только о Китае: российское правительство тоже разрабатывает подобную программу. Новый закон, который вступил в силу летом прошлого года, обязывает все интернет-компании хранить данные своих российских пользователей на российских серверах. Это уже заставило компанию Google закрыть свои инженерно-технические службы в Москве.

Совсем недавно Facebook удовлетворила просьбу Кремля заблокировать страницу сторонников оппозиционного лидера Алексея Навального, призывавших выразить солидарность с подсудимым активистом, а это свидетельствует о том, что правительство страны быстро усиливает контроль за действиями своих граждан в сети.

Однако действия китайского правительства не угрожают Google поражением в мировом масштабе: эта компания продолжает расширяться, создавая коммуникационную инфраструктуру, выходящую далеко за рамки почтовых сервисов. 

Когда государства Южной Америки уже начали разработку планов по борьбе со слежкой АНБ посредством собственной оптоволоконной сети, которая позволит им уменьшить зависимость от США, компания Google инвестировала 60 миллионов долларов в прокладку подводного кабеля, соединяющего Бразилию и Флориду.

Учитывая то, что Китай и Россия известны своим нежеланием поддерживать свободу самовыражения и собраний, очень соблазнительно рассматривать их попытки установить информационный суверенитет как очередное проявление цензуры и контроля.

Даже когда гораздо более мягкое правительство Бразилии стало рассматривать идею о том, чтобы заставить американские компании хранить данные на местных серверах — в конце концов, оно отказалось от этой идеи, его обвинили в попытке ввести драконовские меры.

Бытовой расизм в Украине — The Washington Post

Я приехал в Украину по программе Фулбрайт, чтобы изучать жизнь украинцев смешанной расы, потому что мне хотелось понять, как в славянской стране могли появиться такие же люди, как я — тогда я был молодым чернокожим мужчиной из Детройта.

Несколькими месяцами раньше местный агент по недвижимости пообещал к моему приезду найти мне квартиру. Я взял такси из аэропорта, чтобы встретиться с ним. Широко и добродушно улыбаясь, Сергей протянул руку и поприветствовал меня. Потом он объяснил мне, почему ему не удалось найти мне квартиру: «Ваш цвет кожи доставил нам массу неприятностей».

Сергей объяснил, что он созванивался с множеством владельцев жилья, объясняя им, что их квартиры хочет снять американец. Он был уверен, что акцент на моем американском гражданстве поможет ускорить процесс поиска жилья. Но потом владельцы спрашивали, не чернокожий ли я, и Сергею приходилось честно отвечать на вопрос о моей расе — и разговор тут же заканчивался. Мы потратили почти весь день, посещая разные квартиры по всему Киеву. И каждый раз хозяева квартир отказывали мне — пока нам, наконец, не попался один дружелюбный владелец, который согласился сдать мне квартиру. 

Мое знакомство с расизмом в Восточной Европе произошло стремительно и прошло довольно жестко. В течение следующих 18 месяцев, которые я провел в Украине, моя раса постоянно становилась препятствием для нормальной жизни и общения с украинцами.

Разумеется, черный цвет кожи создает определенные препятствия и в США. В Америке расизм систематически —  и зачастую скрыто — мешает афроамериканцам полностью воспользоваться всеми свободами, доступными белым людям. Но расизм в Украине гораздо более прямолинейный и никем не скрываемый.

Мне ни разу не приходилось сомневаться в том, что замечания собеседника содержали в себе расистскую подоплеку и что просьба полицейского предъявить документы была обусловлена предубеждением. Украинцы всегда давали мне понять, как они ко мне относились — неважно, хорошо или плохо. И за это я им очень благодарен.

Я не сразу адаптировался к восточноевропейской разновидности расизма. Первые шесть недель в Украине я попросту привыкал к экстремальным формам ненависти на почве расизма. Время от времени я сталкивался с молодыми людьми, одетыми в черные футболки, которые делали нацистский жест приветствия в мою сторону. Порой мой цвет кожи вызывал откровенное любопытство и такую поразительную любезность, что я начинал думать, что меня приняли за какую-то знаменитость.

Откровенный расизм был повсеместным явлением. Одно из моих самых печальных воспоминаний связано с общением с полицией. Я покупал сувениры на Центральном вокзале, когда заметил, что на меня пристально смотрит молодой полицейский. Будучи чернокожим американцем, я хорошо знал, как смотрят офицеры полиции перед тем, как меня остановить. Я сразу же узнал этот взгляд — даже в чужой стране.

Офицер подошел ко мне, отдал честь, как это делают советские военные, и попросил меня предъявить паспорт. Он внимательно его изучил, а затем приказал мне следовать за ним в полицейский участок на станции. Как только мы там оказались, я поинтересовался, по какой причине он меня задержал. Он ответил мне на русском: «Ты негр, и я знаю, что вы возите в нашу страну наркотики. Так где наркотики?»

Вскоре к нему присоединился еще один полицейский, и они начали допрашивать меня вдвоем, требуя рассказать им о моих истинных целях приезда на Украину.

Каким бы печальным ни был этот опыт, я очень благодарен этим молодым полицейским за их прямолинейность. Они ясно дали понять, что остановили меня только из-за моего цвета кожи. В Нью-Йорке, где я сейчас живу, полицейский департамент решительно отвергает любые предположения о том, что в своих действиях полицейские могут руководствоваться расистскими мотивами. 

Главная угроза США – Forbes

Не удивляйтесь, если экономические санкции, которые Вашингтон убедил Запад ввести против России, обернутся неприятностями в наступившем году. В настоящий момент кажется, что санкции Запада в сочетании с резким падением цен на нефть нанесли тяжелый удар по правительству Владимира Путина — по словам многих, для него это стало наказанием за вторжение на Украину и аннексию Крыма в прошлом году.

Однако, санкции иногда приводят к результатам, полностью противоположным тому, на что рассчитывают политики. В случае с Россией это может означать угрозу существованию Америки.

AP

Действия России в Украине кажутся многим жителям Запада откровенным актом агрессии. Однако советники из узкого круга приближенных Владимира Путина и большинство россиян так не считают. Представители ближайшего окружения Путина — это в основном сотрудники российских спецслужб (Путин сам прослужил 16 лет в КГБ), поэтому, с их точки зрения, революция на Украине представляла собой государственный переворот, совершенный при поддержке США и направленный на ослабление России.

Путин называет Крым местом зарождения русской культуры, а его правительство неоднократно предостерегало Запад от расширения его экономического и политического влияния в регионе, который Москва всегда считала своей сферой влияния.

Путин во многом зависит от кремлевской бюрократии, которая снабжает его информацией (сам он не пользуется интернетом), поэтому в ходе своих пресс-конференций он настаивает на том, что Москва была вынуждена вторгнуться на Украину в результате подрывной деятельности Запада, направленной на ослабление его режима.
 

Источник: korrespondent.net

читайте также: