Главная » Политика » Реально ли снять неприкосновенность депутатов. Интервью с Пискуном

Новость опубликована: 28.04.2015

Реально ли снять неприкосновенность депутатов. Интервью с Пискуном

Святослав Пискун ответил на 5 вопросов Корреспондента о снятии депутатской неприкосновенности.

Бывший генеральный прокурор и заслуженный юрист Украины считает, что снять депутатскую неприкосновенность чрезвычайно сложно. Материал размещен в №16 издания от 24 апреля 2015 года.

1. Недавно Генпрокуратура якобы направила в Верховную Раду запрос о снятии неприкосновенности с некоторых депутатов. Законна ли такая процедура?

— Конечно. Генеральный прокурор лично должен подписать эти запросы, причём никто из заместителей не имеет права подписи под этими документами. Регламентный комитет должен изучить всё, дать свою оценку и либо вывести в зал [парламента], либо отправить генпрокурору на доработку. Это очень долгий процесс.

2. Что вообще даёт человеку депутатская неприкосновенность? Полную безнаказанность?

— Я бы не сказал, что это полная безнаказанность. Просто очень много чего нельзя с человеком сделать. Нельзя его арестовать, задержать, посадить в камеру предварительного заключения. Нельзя возбудить против него уголовное дело или применить другие, в том числе и силовые, меры. Нельзя его судить без согласия Верховной Рады Украины. А вот ему многое можно.

3. Говорят, что снять неприкосновенность прокуратура просит с Игоря Мосийчука, Вячеслава Константиновского, Андрея Лозового и Андрея Денисенко. Как вы думаете, почему выбрали именно этих людей?

— Почему остановились на этих людях — [генеральному прокурору Украины Виктору] Шокину виднее. Наверное, они подозреваются в совершении каких-то незаконных деяний. Тяжело судить, я ведь не знаю материалов дел фигурантов «чёрного списка».

4. Может ли история с таким «чёрным списком» стать первым сигналом о том, что вскоре депутатскую неприкосновенность отменят полностью?

— Нет, это явно затянутый процесс. Никакая власть не заинтересована в том, чтобы с депутатов сняли неприкосновенность, потому что это, по сути, всё равно, что подставлять под удар самих себя. Они будут делать всё, чтобы помешать этому процессу.

5. Раньше прецеденты снятия неприкосновенности имели место разве что в случаях тяжких преступлений, например убийств. Насколько сейчас упростилась процедура? И может ли депутатская неприкосновенность стать инструментом политических репрессий?

— Во-первых, почему именно убийство? Есть целый букет преступлений, за которые депутата можно совершенно законно лишить неприкосновенности. Это и коррупционные действия, и участие в организации незаконных вооружённых формирований. Под уголовную юрисдикцию подпадает всё то, что запрещено законом.

По поводу репрессий — нужно рассматривать каждый случай отдельно. Если в обвинении есть доказательные, очевидные вещи, то тогда говорить о репрессиях глупо. А вот если обвинения в деле туманны и неочевидны, если их нужно расследовать и доказывать, тогда другое дело.

***

Этот материал опубликован в №16 журнала Корреспондент от 24 апреля 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.  

Источник: korrespondent.net

читайте также: